среда, 3 апреля 2013 г.

Б.Павлович: Мой зритель – это соучастник!

Поводом для нашей встречи с худруком Театра на Спасской стало, скорее, грустное событие. На днях был «закрыт» нашумевший спектакль «Так-то да», который с 2010 года проходил неизменно при аншлагах, и не только в нашем регионе, но и на столичных подмостках. Напомню, что одна из новелл этой документальной пьесы была написана целиком на чепецком материале. Молодых драматургов тогда заинтересовала одна из популярных городских легенд.

 

Город, которого нет…

– Борис Дмитриевич, если я не ошибаюсь, вы так и не показали «Так-то да» в Кирово-Чепецке?

– Точно. Не доехали (улыбается). «Так-то да» – технически сложный спектакль, для вывоза не очень приспособленный. Там и видео, и необычная площадка, отличающаяся от стандартной сцены. Короче, много всяких нюансов. Но я знаю, что чепчане, которые следят за вятскими премьерами, специально ездили в Киров посмотреть наш спектакль, и их мнение было для меня очень весомо. Следует, конечно, понимать, что в спектакле Кирово-Чепецк – это все-таки не реальный город. Скорее, некое метафорическое пространство. Сам город в нашей истории не сильно проп исан. Говоря кинематографическим языком, эта часть «Так-то да» – типичное роуд-муви. Герой едет на машине из Кирова в Чепецк и попадает… на «аммиачные» озера. Он совершает виртуальное путешествие из центра цивилизации, условно говоря, из Кирова, на тот свет, символом которого как раз и являются эти мертвые озера. Наш герой, человек с тростью и в шляпе, в этих мутных водах благополучно растворяется. Конечно, у нас не было задачи представить Кирово-Чепецк некой вятской Припятью. Однако авторам удалось написать по-настоящему инфернальную � �сторию, которая запомнилась зрителям.

– А может, есть смысл подумать о сиквеле, поставив, например, «Так-то да -2»?

– Я не вижу необходимости в этом. Какой резон два раза входить в одну реку? Напомню, мы делали некоммерческий проект. Если вдруг возникнет острая необходимость заработать по-быстрому, я, возможно, поставляю сиквел (улыбается). «Так-то да» был нашим экспериментальным проектом. В нем было много новизны. Сейчас можно сказать, что спектакль выполнил свою функцию по разным направлениям. С него начались наши эксперименты в области документального театра. Но самое главное — театр и город стали гораздо ближе. Актеры вышли на улицы города, чт обы найти роли не в литературных текстах, а в словах и историях реальных людей. Я не исключаю, что мы еще неоднократно вернемся к теме города, как это делали уже в спектаклях «Я (не) уеду из Кирова» и «Истории одного города».

– Хотелось бы услышать, что вы думаете о Кирово-Чепецке? Поделитесь впечатлениями?

– У меня сложились очень хорошие впечатления о городе. Пару раз у меня были замечательные прогулки по Кирово-Чепецку. Обычно мы приезжаем сюда летом, и пока монтировщики ставят декорации, есть часик-другой, чтобы пройтись от ДК «Янтарь» до набережной через весь город. Хочу сразу заметить, что Кирово-Чепецк – это едва ли не самый интеллигентный районный центр в Кировской области. Общаясь с людьми, это сразу понимаешь. Кирово-Чепецк по-прежнему остается городом технической интеллигенции. Он сохранил этот дух еще из советских времен. Ск� �рее всего, это остаточные явления. Скоро они выветрятся. И будет жалко. Пропадет своя, исключительно чепецкая, индустриальная романтика… А пока что это чувствуется, и в этом характерная черта Кирово-Чепецка.

– Один из болевых вопросов – город остается без молодежи. Получая высшее образование, лучшие уезжают…

– Что тут скажешь, это общая тенденция, характерная не только для Кирово-Чепецка.

 

Наш мир – психушка?

– На днях на фестивале «Золотая Маска» вы вместе с актрисой Яной Савицкой представляли свой спектакль «Видимая сторона жизни», который был заявлен во внеконкурсной программе в рамках проекта «Маска Плюс». Как столичная публика вас встретила?

– В 2011 году спектакль «Видимая сторона жизни» по стихам и прозе Елены Шварц вошел в число номинантов на получение Национальной театральной премии «Золотая Маска». Однако в марте прошлого года спектакль Театра на Спасской не смог принять участие в фестивале, поскольку актриса Яна Савицкая готовилась стать мамой. Однако эксперты «Золотой Маски» приняли решение пригласить нас с этим спектаклем снова, правда, в этот раз только во внеконкурсную программу.

В Москве на «Видимую сторону жизни» в своё время пришло много уважаемых людей, известных в арт-кругах. Был, например, Лев Рубинштейн, поэт-концептуалист, живой классик, который из одного поэтического поколения, что и Елена Шварц. Он косвенный участник событий, которые происходят в нашем спектакле. Его взгляд нам был очень важен. После спектакля Лев Рубинштейн рассказал мне и Яне о Елене Шварц, как они вместе путешествовали по миру.

Кстати, я специально сосчитал, уже пять спектаклей Театра на Спасской в различных номинациях и программах участвовали в «Золотой Маске». Мне кажется, это серьезный показатель. Нет ни одного провинциального театра, который бы с такой же регулярностью показывался на главном российском театральном фестивале. Нам пока удается не бить в одну точку. Мы всегда разные, экспериментируем с жанрами и формами. Сделаю анонс, в свежем номере журнала «Театр» вышел большой серьезный материал критика Валерия Золотухина (однофамильца известного акт ера) о культурно-социологическом феномене спектакля «Я (не) уеду из Кирова».

– Складывается впечатление, что вы своими постановками знакомите вятскую публику с различными театральными новинками, выступаете в роли эдакого просветителя…

– Основной своей задачей я вижу театральный ликбез. Мы же не для фестивалей работаем, а, прежде всего, для зрителей. Публика разная, и мы не можем позволить себе делать спектакли в каком-то одном стиле. В рамках одного репертуара мы становимся сразу несколькими театрами. Сейчас для самых маленьких вышел очень красочный спектакль «Муха-Цокотуха». Очень современный! Он не похож на традиционные спектакли для малышей. Также мы продолжаем ставить пьесы для «продвинутой» молодежи, для умных мальчиков и девочек, которые читают Кортасара и П� �вича. Для них в начале будущего сезона мы выпустим настоящий блокбастер – инсценировку книги Кена Кизи «Полет над гнездом кукушки». Я чувствую, что события этого культового романа очень созвучны с ситуацией, сложившейся в современной России.

– Интересно будет посмотреть, как Театр на Спасской превратится в психиатрическую больницу! Все-таки поделитесь секретом, как вам удается вести за собой молодежь? Для многих вы настоящий гуру, учитель.

– Современная культура требует вовлечения. Беда нашего общества – это потребительское сознание. Человек знает, что в супермаркете ему все продадут, а в интернете он все скачает. Такое отношение обесценивает любое произведение искусства. В такой ситуации актуальна формула – искусство там, где я. У театра в этом смысле есть богатый потенциал. Я стараюсь зрителям предлагать такие формы, в которых бы они чувствовали себя соучастниками. Мы вместе обсуждаем спектакли после просмотра. Ощущение – «я тоже принимал в этом участие» ни за каки е деньги не купишь. Это самое главное. Мне кажется, что сейчас можно говорить о новом культурном поле. Определенно в Кирове есть неформальная культура. Когда я только приехал, было такое ощущение, что люди разрознены, сидят по мастерским и подвалам, что-то делают. Сейчас они «вышли». Могу сравнить это со всплеском, который был в 80-е годы, когда появились в Кирове рок-движение, поэтический клуб «Верлибр», первые независимые художники. Потом был провал, растянувшийся на десятилетия. Сейчас возникает новая альтернативная художественная реа� �ьность. И мне быть ее частью очень приятно и здорово!

Алексей УЛЬЯНОВ. Газета «Кировец»

Здесь можно оставить свои комментарии

Комментариев нет:

Отправить комментарий